Наши в Тегеране

А вот как описывает эти события ветеран войны, житель г.Чистополя Федор Александрович Галимов (умер в 2004 г.):

«Наша 83-я горно-стрелковая дивизия с 22 июня по октябрь 1941 г. участвовала в военных действиях на иранской территории, а я работал в Иране разведчиком с 15 мая по сентябрь 1941 г.

С начала 1940 г. в разведшколе мы изучали персидский язык, географию этой страны, быт населения - вплоть до переодевания в иранскую одежду. Со мной работал майор Мухаммед Али, настоящую фамилию его не знаю. На наши во­просы - для чего все это нужно, инструкторы отвечали: чтобы ловить и допрашивать перебежчиков.

В мае 1941 г. шко­лу подняли по Наши в Тегеране тревоге. Мы получили приказ: отправляться на юг, в район Нахичевани. Здесь нас стали готовить к переходу границы Ирана. В начале ию­ня я оказался в Иране. Переход не был сложным, поскольку там жили родственники местных жителей, и они часто гостили друг у друга. Подобным родственником я и прики­нулся. Сначала я шел с удочками, а когда доб­рался до Тегерана - стал «сапожником», неся ящик с инстру­ментом.

В иранской столице зашел к купцу, работавшему на советскую разведку. Тот снабдил меня документами. Даль­ше путь лежал к Каспийскому морю, где была намечена встре­ча с наставником. Встретившись с майором, я Наши в Тегеране узнал, что целью моего заброса в Иран было предупреждение воз­можного немецкого десанта. Агентура донесла, что немцы го­товят взрывы на нефтепромыслах Баку.

Наши разведчики обнаружили на берегу катер со взрывчат­кой. Выйдя на связь со штабом, получила приказ уничтожить объект, и 21 ию­ня катер был взорван. За эту операцию меня наградили медалью «За боевые заслуги». В наградном листе так и было написано: «За спасение нефте­промыслов Баку».

На следующий день, в 5.00, когда не­мецкие самолеты уже бомбили советские города, наша 83-я горно­-стрелковая дивизия пересекла границу и дислоцировалась на иранской территории.

Наши полки шли по безводной степи, пересекали Наши в Тегеране песчаные и каменистые пустыни. Некоторые не выдерживали жары и падали в обморок. Падали и лошади. Среди бойцов появились больные холерой. В Тебризе, Тегеране, Ку­ме (Моку) нас встречали пустые улицы - все жи­тели сидели дома. Ликвидируя немецкие десанты, мы вышли к берегу Каспия и ждали нового приказа, но его так и не последовало.

Поход дивизии завершился в начале сентября. Больных вывезли морем в СССР. Многие солдаты, вернулись домой с тропическими болезнями.

Я во время операции со­вмещал обязанности командира взвода артбатареи и перево­дчика у командира дивизии. Пытался наладить связь с мест­ным населением, ходил в мечети. Успеха, однако Наши в Тегеране, не достиг.

В 1942 г. 83-я горно-стрелковая дивизия была направлена в район боевых действий близ Туапсе. Основной же контингент советских войск пробыл в Иране до 1946 г.»

Могла ли советская дивизия по инициативе своего командующего перейти границу соседнего государства раньше положенного срока? Конечно, нет. Тем не менее, командующий 83-й горно-стрелковой дивизией был репрессирован. Остается только догадываться, за что генерал-майор Сергей Артемьевич Байдалинов (1895 г. рожд.), командовавший дивизией с мая 1939 г., был арестован уже на территории Ирана 12 июля 1941 г., в самый разгар операции. Ему было предъявлено обвинение в нарушении Приказа НКО № 00412. Приговор – высшая мера наказания. Расстрелян комдив был тогда же, в 1941 г. Реабилитирован Наши в Тегеране 30.10.1958 г. В дальнейшем дивизией командовал полковник А.А. Лучинский.



В составе 83-й горно-стрелковой дивизии воевали и другие уроженцы Татарстана. Мингариф Гараевич Камалов из п.Радио Чистопольского района был офицером и пропал без вести в марте 1942 г. Ахматназип Камалов из с.Столбищи Лаишевского р-на и Миргаяз Заманов из Актанышского р-на после иранской пустыни прошли все испытания войны и вернулись домой.


documentbaajbob.html
documentbaajiyj.html
documentbaajqir.html
documentbaajxsz.html
documentbaakfdh.html
Документ Наши в Тегеране